кривич krv4 (krv4) wrote,
кривич krv4
krv4

Categories:

Плокулол складно кукарекает о своей житухе на киче.

"А ты – авторитет, бл@дь?" Юрий Луценко похвастается, как на зоне "строил" уголовников.



Генпрокурор Украины Юрий Луценко в интервью Дмитрию Гордону рассказал о своей жизни в тюрьме. О том, как научил Юлию Тимошенко передавать малявы при поцелуях, когда сидел с ней в соседних боксах.

Рассказывая про свое пребывание в Лукьяновском СИЗО прокурор вспомнил любимую историю того периода (2010 - 2013 годы, когда он находился в местах лишения свободы, - прим. ред). При этом Луценко активно использовал тюремную лексику - слова: "вертухай", "бей ментовских сук", "смотрящий" и т.п.

"Где-то уже к концу второго года моего сидения – впереди оставались еще полгода лагеря – мой бедняга-вертухай случайно привел меня как раз, когда выходила двадцатка "черная": 19 огромных, здоровых мужиков красивых – классическая "черная" зэковская камера. Перед ними авторитет стоит... Если помните "Холодное лето 53-го года", один в один. Скуластый, узкоглазый, с наколочками Ленин-Сталин, с мастями, с надписями "бей ментовских сук", "кот" – коренной обитатель тюрьмы... Мой бедный вертухай не может попасть ключом, а в двери семь замков. Его трясет с перепугу. Между нами метр. Авторитет на меня показывает: "Министр, (сплевывает) бл@дь?" – "Да", говорю. – "Не х@ево, бл@дь!". Молчу. Он: "Ладно, министр, не сцы. У нас к тебе претензий нет. Ты нам не подбрасывал"... Поворачиваюсь: "А ты – авторитет (сплевывает), бл@дь?". Конечно, все офигели. "Да!". – "Тоже не х@ево, – говорю. – Ладно, авторитет, не сцы. Передай Резо (это смотрящий по тюрьме), что у меня тоже к нему претензий нет. Тут вертухай меня вталкивает, закрывается изнутри: "Что вы творите?" Я говорю: "Нормально. Диалог миров", - вспоминает Луценко. [Об этом с 1:25:20]

Также Луценко рассказал, как спустя полгода тюрьмы встретился Юлией Тимошенко в одном автозаке. "Сидели в соседних боксах. Она была в глубочайшем шоке. Я в тому времени в тюрьме, по-моему, полгода или даже больше пробыл. Я уже такой: у-у! Уже зэки меня уважали, потому что он такой, как все, не боится, за охрану не прячется. И в тот момент мы встретились с ней. Я научил ее, как передавать малявы при поцелуях, как вести себя с этими...", - говорит Луценко. [Об этом с 1:17:29]

О тюремных правилах генпрокурор вспоминает сейчас с ностальгией. Говорит, что раньше передать записку из тюрьмы было сложнее. "В гулаговские времена приходилось глотать [записки], ну а потом... добывать. А здесь все при поцелуях: в целлофанчик обвязываешь, целуешься и тихонечко передаешь. Разматываешь, публикуешь – так тоже было", - говорит он.

Также генпрокурор вспомнил, как прочитал в тюрьме первую книгу о буддизме - "Дхаммапада". "Месть разрушает душу глупца так же, как алмаз рвет скалу, породившую его". В тот день я отпустил это все. Я себе дал зарок, что ни секунды не потрачу на месть по отношению к тем, кто давил меня. Но тех, кто давил страну, буду доканывать", - процитировал Луценко цитату из книги.

Про заключенных Луценко отзывается с пониманием: "Понимаете, люди там более простые, такие, как есть. Они на себя надевают меньше этих защитных луковичных одежек. И зэки относятся к человеку, у которого есть свои принципы, который не сгибается и не сдается, тоже нормально. Да, мы абсолютно на разных сторонах, но как личность, мне кажется, я там заслужил уважение. В лагере было легче – это уже просто пионерский лагерь. Типа ты можешь уйти в любое время на свой прогулочный дворик – где-то метров 20 квадратных. У тебя есть санузел, кровать, а не нары", - рассказал он.


Передача малявы на волю.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments